Главная Новости Статьи

Статьи

Что такое артос?

Слово артос (по-гречески – квасной хлеб) – общий всем членам Церкви освященный хлеб, иначе – просфора всецелая.

Подробнее...

И виде и верова

«И виде и верова» (Пасхальная проповедь протоиерея Павла Адельгейма)

Христос умер и погребен. И если бы история Его жизни на этом закончилась, не было бы споров и раз­ ногласий. Все мирно сошлись бы на одном убеждении, что жил добрый и мудрый человек. Современники из зависти осудили и убили его. Такие события в истории нередки и спорить тут не о чем. Но после погребения Христа произошло нечто необъяснимое. Гроб оказался пустым. Тело Христово исчезло. Либо Оно было кемто похищено, либо Христос воскрес из мертвых. Первое объяснение до наших дней остается единственным воз­ ражением против воскресения. Впервые это объяснение дали враги Иисуса Христа — иудеи, предавшие Его смерти. Иудеи приказали стражникам, охранявшим гроб: «Скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали». Это ничем не подтверждается и ставит больше вопросов, чем дает ответов. Чтобы обо­красть гроб, охраняемый воинами, нужны были смелые и решительные люди. Евангелие описывает апостолов испуганными, растерянными, подавленными. Они раз­ бежались в страхе при аресте Христа. Не имели му жества отстаивать Его живым. Откуда же взялось у них мужество воровать мертвое тело?

Есть еще одно возражение против версии иудеев, са­ мое непреодолимое: апостолы не верили в воскресение. Они не сомневались, что тело ктото унес и спрятал. В Евангелии Мария Магдалина прибежала к Петру и Иоанну и сказала: «Унесли Господа из гроба и не знаем, где поло­ жили Его». Воскресение из мертвых Христа было так же невозможно, немыслимо для учеников, как и для прочих иудеев.

Ученики слышали, и не раз, о воскресении от Самого Спасителя, но не понимали смысла Его слов.

Даже иудеи не думали о воскресении. Они тоже не приняли слов Христа всерьез и лишь предусмотрительно поставили стражу у гроба. Узнав об исчезновении тела, иудеи могли предполагать, что сбылись их худшие опа сения: ученики украли тело. Но что оставалось думать ученикам?

Что же произошло? Почему ученики вдруг один за другим поверили в воскресение Христа из мертвых? И не только поверили. Они пошли проповедовать воскресе­ ние как важнейшее основание веры в Бога и Спасителя Иисуса Христа. Все апостолы приняли мучительную смерть за проповедь о воскресении. Апостолу Павлу от­ рубили голову. Апостола Петра распяли на кресте. Иных побили камнями. Иных сожгли. С иных содрали кожу. Возможно ли умирать такой страшной смертью за ложное свидетельство? В это труднее поверить, чем в воскресение.

Какое же основание имели апостолы верить в воскресение Христа? Они поверили не потому, что видели пустой гроб. Они поверили потому, что каждый из них своими глазами видел Воскресшего! Когда Мария Маг далина спрашивала подошедшего садовника: «Не ты ли взял Его тело?» — Он ответил ей: «Мария!» и серый мир преобразился для нее солнечной радостью: в мнимом са довнике Магдалина узнала Воскресшего Христа. Вот един ственное подлинное основание веры в воскресение для всех христиан. Воскресение проповедовали те, кто своими глазами видел Воскресшего. По воскресении Христос явился Своей Матери, явился апостолу Петру, мироно­ сицам, апостолам Луке и Клеопе, шедшим в Эммаус. Пришел к ученикам, запершимся от иудеев. Явился множеству учеников на Тивериадском озере. Явления Воскресшего, начавшиеся с первого дня, продолжались в течение 40 дней. Никто не видел воскресения Христова, но слишком многие видели воскресшего Христа. Наша вера в воскре­ сение начинается с доверия свидетельству апостолов, а завершается всегда личной встречей с Воскресшим. Пока у христианина такая встреча не произошла, духовная жизнь его ограничена внешними формами. Он ходит в церковь, выполняет обряды, соблюдает посты. Но сам ос­ тается прежним. В его душе живут страсти: самолюбие, зависть, похоть, жадность и др. Если христианин искренне тянется ко Христу, не оправдывает свои грехи, а осознает их, исповедует, борется с ними, он духовно растет. В его духовной жизни наступит час встречи с Воскресшим Христом. С этого и начинается подлинная духовная жизнь. Человек изменяется сам и верит уже не чужому опыту.

Нас собрала сегодня надежда в эту пасхальную ночь встретить Воскресшего Христа. Каждый из нас ждет се­ годня личной встречи с Воскресшим. Каждый из нас по примеру апостолов хочет стать живым свидетелем вос­ кресения. Мы в лучшем положении, чем апостолы 2000 лет назад. Мы знаем, что «Христос воскрес из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав».

Аминь.

Городские Пасхальные традиции

Городские пасхальные традиции

Поздравляю со светлым праздником Пасхи! Для меня Пасха один из любимых детских праздников. Помню, что всегда ждала этого воскресенья, именно этот праздник казался настоящим праздником весны, а не 8 марта.

Подробнее...

Как освящают дом?

Чин освящения нового дома

По Закону Божиему живет и движется весь созданный Богом мир. Поэтому без благословения и помощи Божией ничего по-настоящему ценного, важного, благого, полезного сделать невозможно. Сам Спаситель в Евангелии сказал: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5).
И пророк Давид говорит: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126:1).
Наши предки знали об этом. «Без Бога – ни до порога», – говорит русская пословица. Они часто молитвенно обращались к Богу, призывая благословение на всякое свое начинание. Поэтому и жилища христиан издревле освящались молебными пениями и священнодействиями.
Православная Церковь освящает новые дома по примеру освящения храмов Божиих. Еще при начале постройки дома в его основание закладывается крест, в самом доме устанавливаются святые иконы как знамения (знаки) благодатного пребывания Господа и святых в христианском жилище. В доме христианина Церковь разрешает совершать все виды своего богослужения за исключением Божественной литургии и таинства священства. Она не возбраняет вносить в каждый христианский дом, в известных случаях, святейшее и всеосвящающее Тело и животворящую Кровь Христову.

Для благословения и освящения христианского дома и очага с древних времен существуют особые молебные чины. При начале сооружения дома совершается малое освящение воды и читаются молитвы «на основание дому», содержащиеся в Требнике. В Требнике изложен и чин освящения нового дома. К этому чину могут быть добавлены при освящении дома молитвы «О храмине, стужаемой от злых духов» и молитва «Над пещию». Первая молитва, как это следует из названия, носит заклинательный характер, она употребляется при освящении тех домов, «которые терпят козни и напасти злых духов» (Новая Скрижаль). Вторая молитва читается для освящения очага – важнейшей части христианского жилища, связанной с приготовлением трапезы.

Перед освящением нового дома совершается малое водосвятие, либо священник приходит в дом, принеся с собой святую воду. В доме заранее поставляется стол, покрытый чистой скатертью, на него ставится сосуд со святой водой, небольшой сосуд с обычным, неосвященным елеем (растительным маслом), полагаются Евангелие, крест и возжигаются свечи в подсвечниках.

На каждой из четырех стен заранее изображается крест – в ознаменование покрова и твердого ограждения, избавления и сохранения крестной силой от всякого зла и беды, от врагов видимых и невидимых.

После возгласа «Благословен Бог наш…» и обычных начальных молитв читается 90-й псалом «Живый в помощи Вышняго…», в котором Церковь ободряет будущих жильцов, говоря, что они будут жить в новом доме своем под кровом Бога небесного и что под сенью Всемогущего им не страшны будут ни ужасы в ночи, ни стрелы, летящие днем. «Не приключится тебе зло, и язва не приблизится к жилищу твоему», – восклицает пророк (Пс. 90:10).
Затем поется тропарь (краткое церковное песнопение), в котором говорится о том, что некогда Спаситель, войдя в дом Закхея, даровал спасение ему и всем домашним его. Так и ныне вместе со служителями Христовыми в новый дом входят Ангелы Божии. Церковь просит Господа подать мир дому сему и милостиво благословить его, спасая и просвещая всех, кто собирается жить в нем.

Обратившись к востоку, священник произносит: «Господу помолимся», «Господи, помилуй», – отвечают ему, и он читает молитву, близкую по содержанию пропетому перед этим тропарю. Он молится Спасителю, изволившему войти в дом Закхея и даровавшему спасение всему дому его, благословить новоустроенное жилище и сохранить тех, кто будет жить в нем, от всякого зла, изобильно подавая им на пользу все блага Господни.

В следующей затем тайной молитве (то есть, молитве, читаемой не вслух, а про себя) священник просит Господа, чтобы Он даровал дому спасение, как принес его в дом Закхея, чтобы благословил этот дом, как благословил некогда дом Лавана приходом в него Иакова, дом Пентефрия – приходом в него Иосифа, Аведдара – внесением в его дом ковчега. (Об этих событиях повествуется в Библии, в книге Бытия, гл. 30, стихи 2-30; гл. 39, стихи 1-5 и во 2-й книге Царств, гл.6, стихи 10-12.) Он молит Спасителя ниспослать будущим обитателям нового дома благословение с высоты жилища Своего, оградить их страхом Божиим, защитить «от сопротивных» и умножить «вся благая в доме сем». В конце молитвы иерей возглашает: «Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков». Присутствующие отвечают: «Аминь».

В этом месте чинопоследования к нему может быть присоединена молитва «Над пещию». В ней священник призывает на помощь для защиты домашнего очага от врагов видимых и невидимых – Ангелов, хранителей христиан, и всех святых Божиих, в том числе священномученика Киприана, которому некогда бесы служили в искусстве волшебных козней и который, уверовав во Христа, начал восставать против них и побеждать их (Новая Скрижаль).
Затем священник трижды осеняет крестом елей во имя Пресвятой Троицы и читает молитву над елеем, в которой просит Бога ниспослать Пресвятого Духа на елей и освятить его, чтобы он был во освящение месту сему и построенному на этом месте дому для прогнания «всяких сопротивных сил и сатанинских наветов».

После прочтения молитвы священник окропляет святой водой весь дом (каждую комнату кропит со всех четырех сторон), молясь: «Окроплением воды сей священныя в бегство да претворится все лукавое бесовское действо». Затем крестообразно помазывает 4 главные стены дома (в тех местах, где был начертан ранее крест) святым елеем, произнося слова: «Благословляется дом сей помазанием святаго елея сего, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь».

Перед каждым начертанным на стенах крестом возжигают свечи, воздавая этим честь Честному Животворящему Кресту Господню, «который есть щит, оружие против диавола и знамение победы над ним,… печать, чтобы не коснулся нас «ангел погубляющий» (Исх. 12:23) и… древо жизни вечной.

В стихире, которую поет хор, содержится моление ко Господу благословить сей дом, исполнить его земных благ и сохранить его будущих обитателей «от всякого злаго обстояния» и даровать им изобилие небесного и земного благословения.

Затем священник читает Евангелие (Лк. 19:1-10), где повествуется о посещении Спасителем дома мытаря (сборщика налогов) Закхея, который, хотя и был человеком грешным, но так сильно захотел увидеть Господа, что влез на дерево. В ответ на ропот тех, кто говорил, что Иисус зашел в дом грешного человека, Христос сказал о Закхее и о его доме: «Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама; ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». Этот отрывок из Евангелия Церковь предлагает жителям нового христианского дома, радостно возвещая, что ныне спасение пришло и их дому и что Господь всегда приходит в дом к тому, кто жаждет Его видеть.

Затем читается псалом 100, в котором содержится наставление о том, как нужно вести себя в новом доме. Размышляя о пути непорочном, царь Давид говорит: «Буду ходить в непорочности моего сердца посреди дома моего» (Пс. 100:2).

После чтения псалма произносится ектения. В ней, помимо обычных прошений, есть и прошения о благословении дома. Все присутствующие молят Владыку жизни нашей, чтобы Он послал Ангела хранителя, стража новому дому, сохраняющего всех, «в нем благочестно жити хотящих», от всякого зла и наставлющего их к деланию добродетелей, к исполнению заповедей Христовых. Просят и о том, чтобы Господь сохранил всех их от голода, всяких смертоносных ран и даровал им здоровье и долгоденствие.

В чем смысл освящения

Освящением православные христиане называют обряды, которые вводятся Церковью в храмовую и личную жизнь человека, чтобы через эти обряды на его жизнь, на всю его деятельность и все окружение его жизни нисходило благословение Божие.
В основе многообразных церковных молебнов лежит желание одухотворить человеческую деятельность, совершать ее с Божией помощью и по Его благословению. Мы просим Господа так направить наши дела, чтобы они были угодны Ему и приносили пользу ближним, Церкви, Отечеству и нам самим; благословить наши взаимоотношения с людьми, чтобы в них главенствовали мир и любовь и т. д. И поэтому просим, чтобы наш дом, принадлежащие нам вещи, овощи, выращенные на нашем огороде, вода из колодца через нисшедшее на них благословение Божие помогали нам в этом, защищали, укрепляли наши силы.
Освящение дома, квартиры, автомобиля или какой-либо другой вещи есть свидетельство, прежде всего, нашего упования на Бога, нашей веры в то, что ничего не происходит с нами без Его святой воли.

 

Церковь все необходимое для человеческой жизни освящает молитвой и благословением. Церковью освящается и вся природа, и все стихии: вода, воздух, огонь и земля.

Почему необходимы обряды освящения

Жизнь, здоровье и благополучие людей в значительной мере зависят от состояния окружающей их природной и духовной среды.
Губительные для людей последствия экологических катаклизмов, связанных с заражением и разрушением окружающей природы, имеют не только видимые, внешние, физические причины, но и причины невидимые, духовные.
Среди духовных причин, лежащих в основе всех явлений природы, а также явлений социальных и государственных, таких как революции, войны и различного рода глобальные перестройки, святая Церковь выделяет прежде всего религиозность народной жизни. Какова степень религиозности, каковы нравственность и поведение людей, таковы и состояние видимой природы, и ход истории. Люди грешат, удаляются от Бога, извращая свой нравственный порядок, и, как следствие, он портится и в мире.
Впервые это произошло после грехопадения наших прародителей Адама и Евы, нарушивших единственную данную им заповедь Божию. Человек согрешил, и в результате изменился весь мир, созданный Богом для человека: в мир вошло разрушение, болезни, скорби, тление, смерть. Господь изрек Адаму и Еве после грехопадения: «Жене сказал: умножая умножу скорбь твою… Адаму же сказал: …проклята земля за тебя; со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни твоей» (Быт. 3:16-17).
Праведный Иоанн Кронштадтский пишет, что обряды освящения «вызываются крайней потребностью самой природы или естества стихий и потребностью самих людей, живущих в воздушном пространстве и имеющих непрестанную нужду в водной стихии», в огне и в земле. «Вся природа, все стихии непрестанно оскверняются и растлеваются человеческими грехами и темными и лукавыми духами, живущими в воздухе и порождающими в нем всякие тлетворные веяния и болезни. Является неотложная потребность церковного освящения и оздоровления этих стихий».

Почему так важно освящать дома в наше время

По учению святых отцов Церкви, нечистый дух, диавол, князь тьмы и ада, дух злобы, враг рода человеческого, до самого второго пришествия Христова господствует в воздухе. Славянское же слово воздух имеет несколько значений. Это и атмосфера земли, в которой мы физически существуем; это и эфир, переполненный сегодня как никогда радиоволнами, сигналами телевидения, сотовой и радиосвязи; это, наконец, и то, что современные язычники и иудеи называют астралом – область духовных видений и контактов, в которой как нигде пребывает и господствует диавол с легионами нечистых духов.

Телевидение, пресса и радиовещание, антихристианские по духу, развращающие сегодня русский народ хуже всякого вина и водки, стали главными источниками духовной пищи русских людей. Сегодня практически в каждом доме поставлена в красный угол «голубая икона» диавола – телевизор, перед которым часы напролет проводит население России, словно пребывающее в наркотическом сне, загипнотизированное и программируемое на самоуничтожение и вымирание.

Через эфир и астрал наши дома, квартиры, автомобили заполнили бессчетные легионы бесов: духи агрессии, злобы, мести, бесстыдной страсти. Люди уже не в состоянии понять, как их семейное и жизненное благополучие разбивается при помощи досконально разработанных технологий разрушения традиционной системы ценностей, этики, нравственности. Мало кто сегодня способен связать непослушание детей, их пристрастие к алкоголю и наркотикам, бесконечные разводы молодых и немолодых семейных пар с присутствием в их доме настоящего врага – телевизора, радиоприемника, бульварной газеты, умело подтачивающих ядом пошлости и разврата мораль общества, семьи, через насаждаемый культ удовольствия, влекущие к погибели все новые и новые души.

Поэтому сегодня благодать Божия, подаваемая через обряды освящения, в частности, через освящение наших домов, особенно нам необходима, чтобы помочь нам защитить, сознательно оградить себя от вирусов греховного соблазна и духовного разложения, проникающих в наши жилища.

 

Спасет ли нас освящение дома само по себе

Святитель Феофан Затворник пишет: «Вся благодать, идущая от Бога через святой крест, святые иконы, святую воду, мощи, освященный хлеб (артос, антидор, просфоры) и другие, включая святейшее причастие Тела и Крови Христовых, имеет силу лишь для тех, кто достоин этой благодати через покаянные молитвы, покаяние, смирение, служение людям, дела милосердия и проявление других добродетелей христианских. Но если нет их, то эта благодать не спасет, она не действует автоматически, как талисман, и бесполезна для нечестивых и мнимых христиан (без добродетелей)».

То же самое можно сказать и об освящении жилища. Дом, в котором главенствует пустое, праздное препровождение времени, подобен дому со светящимися окнами во время ночного налета вражеской авиации. Современное телевидение, пресса и радиовещание совершенно диавольским образом, под видом развлечения и удовольствия, отдаляют нас от нашего Отца небесного, от Того, в Чьей руке вся наша земная жизнь и жизнь будущего века. Поэтому никакое освящение не будет иметь смысла и не будет благотворно влиять на нашу жизнь, если в воздухе наших квартир и домов будут, в частности, безраздельно господствовать бесы теле- и радиовещания. В минуты постигшего нас несчастья, чтобы умилостивить районного судью и прокурора, от которых зависит наша участь или участь наших близких, преступивших уголовный закон, мы готовы пожертвовать и последними деньгами, и многим другим, а преступая закон Божий, неужели мы думаем, что, если мы будем и дальше раздражать Господа своим безверием и увеселениями с бесами, то Он будет милостив к нам? Нет. Развратник и богохульник своим отступлением от Бога и от Его заповедей совершает над собой самый страшный суд – остается без Бога наедине с диаволом и его слугами, которым только и нужна его душа, а точнее, ее падение и погибель.

Будем помнить, что освящение дома – это и защита его от всяких бедствий, и благословение на добрые дела и на охранение нашего жилища от всего злого, противного Богу; благословение на то, чтобы мы не уходили от Бога и старались направлять нашу жизнь не по тем законам, которые внедряет в человеческую жизнь враг рода человеческого, но по Закону Божьему.

Информация с сайта Азбука православия.

 

Святки? Что это такое?

Сколько лет святкам?

Традиция празднования святок уходит корнями в такую глубокую древность, что от тех времен не осталось даже устных преданий. Когда князь Владимир сбрасывал в Днепр языческих идолов, обычаю уже было лет пятьсот. И даже когда Рюрик основывал Новгород, святки были уже немолоды.

Сотрудники Русского этнографического музея утверждают, что в дохристианской Руси святки связывали с именем бога Святовита. Что это за бог и почему ему выделили особый двухнедельный праздник, ученые спорят до сих пор. Предполагают, что «Святовит» — просто одно из имен верховного бога Перуна. Как бы там ни было, славяне всячески старались этого бога ублажить, в первую очередь затем, чтобы он послал обильный урожай. На святки Святовиту полагалось оставить немного праздничной еды, которую специально для него бросали в печь. Славяне верили, что в начале зимы духи богов и души предков спускаются на землю, и в этот момент у них можно «выпросить» и обильный урожай, и пригожего мужа, и денег, и вообще все, что угодно.

Христианская традиция празднования святок также известна с древности. Еще в IV веке греческие христиане отдыхали, веселились и сугубо праздновали две недели после Рождества (по одной из версий, слово «святки» произошло от глагола «святить», так как на святки народ «святит», то есть прославляет Христа и Рождение Христа). Особое внимание уделялось тому, чтобы радостное настроение было у всех: бедняков, рабов, заключенных. В Византии стало обычаем на святки приносить еду и подарки в тюрьмы и больницы, помогать бедным. Упоминания о святках как об особом послерождественском торжестве мы встречаем у Амвросия Медиоланского, Григория Нисского и Ефрема Сирина.

С пришествием христианства святки на Руси тоже начали наполняться новым смыслом. Тем не менее отношение Русской Церкви к святочным гуляниям всегда было неоднозначным. Многие иерархи высказывались не только против гаданий, но и против колядования и обычая «рядиться» на основании постановления VI Вселенского собора, которое гласит: «Прибегающие к волшебникам или другим подобным, чтобы узнать от них что-либо сокровенное, да подлежат правилу шестилетней епитимьи (т. е. на шесть лет отстраняются от Причастия)… пляски и обряды, совершаемые по старинному и чуждому христианского жития обряду, отвергаем и определяем: никому из мужей не одеваться в женскую одежду, не свойственную мужу; не носить масок». Тогда сторонники святок придумали остроумное «решение» проблемы: на Крещение во льду реки или озера делали прорубь в форме креста, и все население деревни окуналось в нее, смывая с себя грехи, совершенные на святках.

Со временем религиозный смысл языческих традиций окончательно забылся, и святки стали временем, когда народ сугубо славит Рождество и милосердие Господа, пославшего на Землю Иисуса Христа. От древних дохристианских святок осталось лишь зимнее, чисто русское неуемное веселье.

Хулиганство, освященное традицией

Ученые спорят о том, когда же все-таки начинаются святки. Одни считают, что на Рождество, другие убеждены, что первый день святок приходится на Сочельник. Разумеется, Сочельник — день строгого поста, поэтому любые празднества исключаются. Однако именно в Сочельник положено готовить специальную, святочную еду — кутью (ячменную кашу с медом и изюмом), вареные в меду сушеные яблоки, овсяные печенья в форме домашнего скота и человечков, символизирующих пастухов и волхвов. За стол садились после появления на небе первой звезды. Обязательным делом было поделиться праздничным угощением с заключенными острогов и сиротами.

Святки всегда были общенародным праздником, на это время как будто исчезали сословные границы, всех объединяла общая радость. По количеству обычаев и народных примет с этим периодом года может сравниться, пожалуй, только Масленица.

В древнейшие, допетровские времена был обычай в день Рождества в каждой деревне зажигать костер, который своим огоньком в темноте зимней ночи символизировал Вифлеемскую звезду и горел до самого крещения.

Любимое народное развлечение на святки — рядиться и колядовать. На Руси, а затем и в Российской империи молодежь в святочные вечера собиралась вместе, переодевалась в зверей или мифологических персонажей вроде Иванушки-дурачка и шла колядовать по деревне или городу. Кстати, это одна из немногих святочных традиций, которые выжили в послепетровскую эпоху, несмотря на то что большая часть населения переместилась в города. Главным персонажем среди колядующих всегда был медведь. Им старались одеть самого толстого парня деревни или околотка. Ряженые заходили поочередно в каждую избу, где горел свет. Подростки и дети пели рождественский тропарь, духовные песни, колядки… Колядки — это что-то вроде кричалок Винни-Пуха, в которых восхваляется хозяин дома и посредством которых у этого самого хозяина выпрашиваются угощение. Песни часто сочинялись прямо на ходу, но существовали в этом искусстве традиционные, идущие из стародавних времен правила. Хозяина, например, величали не иначе, как « светел месяц » , хозяюшку — « красным солнцем » , детей их — « чистыми звездами » . Впрочем, кто умел, придумывал величания более выразительные: « Хозяин в дому — как Адам на раю; хозяйка в дому — что оладьи на меду; малы детушки — что виноградье красно-зеленое… » Колядующие обещали богатый урожай и счастливую жизнь тем, кто дает угощение, и всяческие бедствия скупым. Иногда в песнях звучали даже угрозы: « Кто не даст пирога — с ведем корову за рога, к то не даст ветчины — т ем расколем чугуны… » Все это, конечно, в шутку. Иногда пели абсолютно, даже нарочито бессмысленные приговорки. Хозяева принимали гостей, давали кто что мог.

Откуда пошло само слово «коляда», установить крайне сложно. В разных частях России это слово имеет разный смысл. На севере это просто «сочельник», в деревнях Новгородской области «коляда» — подарки, получаемые на Рождество. В Белоруссии «колядовать» значит «славить Христа». А вот ученые-этнографы считают, что этим словом древние славяне называли праздник зимнего солнцеворота.

Еще один святочный обычай — собираться всей семьей по вечерам, звать гостей (как можно больше), рассказывать сказки и загадывать загадки (как можно более сложные). Эта традиция, как и колядование, жила не только в деревнях, но и среди городского дворянства. Литературовед Ю. М. Лотман в своих комментариях к «Евгению Онегину» пишет, что было принято разделять «святые вечера» и «страшные вечера» (первая и вторая недели после Рождества соответственно). В «святые вечера» устраивали веселые ночные посиделки, в «страшные вечера» — гадали. Молодежь собиралась поплясать, днем — покататься на санях, поиграть в снежки. Кстати, после святок всегда было много свадеб. «В посиделках, гаданиях, играх, песнях все направлено к одной цели — к сближению суженых. Только в святочные дни юноши и девушки запросто сидят рука об руку», — писал фольклорист И. Снегирев книге «Песни русского народа».

Самая «антиобщественная» святочная традиция — «баловство». Дети и подростки собирались по ночам большими ватагами и озорничали как могли. Классической шуткой было заколотить снаружи ворота в каком-нибудь доме или разворошить поленницу дров. Еще одно развлечение — ритуальное похищение чего-либо. Похищать можно было все что угодно, но обязательно с шумом и песнями, а не тайком. В советские времена, несмотря на все запреты, нередко «похищали» колхозные трактора. Сразу же после праздников их, разумеется, возвращали на место.

Последние дни Святок были посвящены подготовке к Крещению. Лучшие деревенские мастера прорубали крестообразную прорубь в замерзших водоемах и украшали ее узорами изо льда.

 

История государственного урегулирования святочных празднеств очень разнообразна. Первые законодательные акты по этому поводу были изданы при Петре I . «Царь Петр очень любил колядование и сам с удовольствием ходил по домам в компании ряженых. А тех, кто отказывался принимать участие в этой забаве, приказывал бить плетьми», — рассказывают сотрудники Русского этнографического музея.

После смерти Петра I отношение к колядованию резко изменилось. Во второй половине XVIII было даже запрещено колядование и ряжение: «Запрещается в навечерие Рождества Христова и в продолжение святок заводить, по старинным идолопоклонническим преданиям, игрища и, наряжаясь в кумирские одеяния, производить по улицам пляски и петь соблазнительные песни», — гласит императорская грамота. Скорее всего, власти просто боялись массового пьянства и хулиганств, а не беспокоились о нравственном облике ряженых. Как бы там ни было, это был, наверное, один из наиболее часто нарушаемых законов Российской империи, и о нем вскоре забыли.

После революции никаких специальных постановлений на этот счет не было, однако святки, как и другие праздники, носящие религиозный характер, постоянно преследовались, поэтому вскоре ушли из городов в далекие глухие деревни.

Сейчас народные празднества и гуляния поддерживаются на федеральном уровне. В прошлом году, например, в святочном веселье принял участие сам президент Российской Федерации. Мы снова осознаем святки как особое время в году, когда хочется сугубо славить пришедшего в мир Богомладенца.

Что же делаем мы во время святок? В лучшем случае, ходим друг к другу в гости. А большинство россиян вообще проводят свои зимние каникулы у телевизора, слушая новогодние поздравления звезд шоу-бизнеса. Правда, некоторые родители стараются устроить в эти дни домашний праздник своим чадам. Но ведь святки на самом деле не сводятся к детскому утреннику — наши предки отмечали их всей семьей, от мала до велика. Теперь же взрослые стали слишком «взрослыми», слишком занятыми и уставшими.

Что же делать, возразят мне, не устраивать же гадания на манер пушкинских героинь. Разумеется, нет. Святочные гадания — это отнюдь не баловство, они по сути ничем не отличаются от гаданий в любое другое время года. А свое отношение к гаданиям и прочей магии Церковь определила еще в первые века христианства. Но ведь есть масса других святочных обычаев, делающих это время особенно радостным. Почему бы не вспомнить о них? В Коломне, например, нашлись энтузиасты — артисты фольклорного театра «Пилимгрим», сумевшие организовать настоящие городские святочные гуляния. С начала 1990-х они каждый год ходят колядовать по улицам старой Коломны. Сначала к ним присоединились ученики коломенских воскресных школ, потом — прихожане близлежащих храмов. А в 2008 году в таком колядовании участвовало уже несколько сотен взрослых и детей. «Несмотря на массовость нашего мероприятия, сладостей, которые выносил народ, хватило на всех», — говорит руководитель тетра Олег Гаврилин. Он уверен, что древняя традиция со временем непременно возродится по всей стране: «В девяностые, когда мы ходили колядовать по многоквартирным домам, многие не открывали двери, ругались, даже грозились милицию позвать. Народ не знал, что такое святки. А теперь, представьте себе, те же самые люди заранее и с радостью готовятся к нашим посещениям, пекут пироги, закупают конфеты».

Толпу колядующих можно встретить не только в Коломне. Еще один пример — обычный многоэтажный московский дом, в котором я живу. Каждый год на святки соседские дети собираются в квартире 1 (чтобы всем было удобно) и под руководством взрослых идут с мешком по всем этажам — петь песни. Это уже стало доброй традицией. Жители дома ждут звонкоголосых гостей, заранее покупают подарки, игрушки. Детей от двух до двенадцати лет собирается много, иногда человек двадцать, и потом они неделями доедают конфеты и пироги, полученные от гостеприимных соседей. Почему бы вам не попробовать организовать что-то похожее там, где живете вы? Поверьте, ничто так не поднимает настроение, как два десятка веселых и беззубых малышей, нестройно орущих что-то поздравительное.

Как не есть людей.

«Ешьте все, только людей не ешьте», — говорили святые. А что значит – не есть людей? И что делать, если едят тебя?
Отвечает священник Алексей Уминский


Чревоугодие – отношение к миру и людям как к средству
Выражение «есть людей» означает восприятие не только людей, а всего мира вокруг себя как места, которое существует для удовлетворения твоих желаний.

Когда святые отцы, в том числе преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, рассуждали о главных человеческих страстях и о смертных грехах, то наиопаснейшей, наиглавнейшей страстью называли чревоугодие. Почему?

Всем понятно, что человеку естественно любить вкусную пищу, не любить невкусную; понятно стремление приготовить изысканную еду, а не есть всякую бурду. И одним из наказаний для человека, в том числе в тюремном заключении, является баланда, которую ему выдают вместо нормальной человеческой пищи.

То есть хорошо питаться, есть вкусно для человека нормально. В этом нет чревоугодия, в этом нет ничего дурного. Чревоугодие – это когда ты ешь чрезмерно, когда еда становится чем-то главным в жизни и затмевает все остальные радости.

Но сразу возникает вопрос: неужели это так страшно? Неужели это можно серьезно считать самой опасной страстью человека, если существуют ненависть, блуд, гордыня, ложь, лицемерие и так далее, и тому подобное?

Под словом «чревоугодие» в христианстве понимается не только и не столько отношение к вкусной и здоровой пище, сколько отношение к миру и пространству жизни, которое человека окружает. Если ты воспринимаешь мир вокруг себя как средство, которое ты поглощаешь, которым питаешься, и этот процесс пожирания мира, пожирания всего вокруг себя является для тебя основной жизненной функцией, — это страшный, ужасный порок.

Когда строжайшее взыскивают за каждый проступок с другого и постоянно оправдывают самого себя; когда ставят высочайшую планку для другого и снижают для себя – это и есть поедание людей

Собственно говоря, проблема потребительского общества в большей части заключается в том, что человек существует как машина потребления пространства. Тогда всякий человек и всякая живая душа, находящаяся в окружении такого человека, рассматривается им как средство.

А великий Кант четко сказал: «Человек никогда не может быть средством, он может быть только целью». Когда для тебя человек становится средством, то тогда ты его и употребляешь в свое удовольствие. А потом выплевываешь от него косточки какие-нибудь. Иногда что-то в зубах застревает.

Отзвуки такого людоедского отношения к миру и ближнему можно услышать и в выражениях вроде «она мне всю жизнь заела».

Некоторые признаки людоедства
Когда строжайшее взыскивают за каждый проступок с другого человека и постоянно оправдывают самого себя; когда ставят высочайшую планку для другого и снижают для себя – это и есть поедание людей.

Это касается и отношений в семье (супругов друг к другу, родителей и детей), и отношения к работе, отношения к друзьям, и отношения человека к Церкви, и отношения к любому пространству. «Вот ты такой, ты сякой. Ты такая, ты сякая». Человек не видит себя, но зорко видит другого, выискивает недостатки в другом, потому что так приятнее чувствовать себя невинным и безответным.

Человек не должен ставить какую-то высокую планку для других, даже если он ставит высокую планку себе. Надо всегда поступать по любви, потому что человек все-таки призван любить ближнего, как самого себя, а не требовать с ближнего. Планку надо занижать для другого, завышая ее для себя.

Здесь вспоминается случай из патерика. Один монах, который, видимо, ставил такие высокие планки для себя и для других, обращается к старцу: «Отче, что мне делать, если я увижу брата моего, спящего за бдением. Не дать ли мне ему пинка?». Авва ему отвечает: «Если бы я увидел другого брата, спящего за бдением, я положил бы его голову себе на колени и покоил бы его».

Таких историй в патерике очень много. Это одна из самых прекрасных книг, которую хорошо читать во время любого поста. Она смягчает сердце, задает верный тон душе.

Что делать, если занимаешься самоедством?
Нередко можно услышать мнение, что самоукоры, самопопреки – это очень смиренно, и вообще единственно подобающее христианину отношение к самому себе. Но к здоровой духовной жизни это не имеет никакого отношения.

Бесконечное самоедство, самопопрекание, отношение к себе как к «убогому», который не признает за собой никакой ответственности, а живет только чувством вины, — без всякого сомнения вещь духовно опасная. Самоедство – болезнь души.

Самоедство не имеет отношения к смирению в его истинном смысле. Есть, как говорят, смиренномудрие, а есть смиреннословие. Самоедство и смиреннословие наблюдается тогда, когда человек пытается за маской смирения (не всегда осознанной) прятать свое нежелание жить в свободе, свое нежелание жить ответственно, как-то вот действовать, меняться.

Кстати, есть отличный маркер для проверки себя: если вы самоедствуете, попрекаете сами себя и вдруг вам кто-то со стороны говорит то же самое и вы этот упрек, совершенно согласившись сердцем, примите, – это будет и правда смирение. Но если вы только самому себе разрешаете себя упрекать, а если кто-то попробует сказать вам то же самое, вы взрываетесь – вы обычный самоед-смиреннослов.

Обычное самоедство – это огромное недоверие Богу, потому что человек никак не может понять, поверить, что Бог любит его таким, какой он есть. А человек пытается быть тем, кем он не является. Он пытается из себя что-то выкаблучивать, пытается придумать для себя какую-то особую маску, в которой он мог бы быть принят. Человеку страшно быть самим собой. И все это самопоедание происходит потому, что человеку никак не удается стать лучше, и он так самооправдывается.

А когда эта маска слетает, когда человек оказывается в глазах других не тем, кем хочет представиться, тогда он испытывает чувство сильной досады. Чувство досады совсем не похоже на чувство покаяния. Чувство досады — это чувство уязвленной гордыни. И именно поэтому человек начинает себя поедать. И так – по кругу, вместо того, чтобы остановиться, признать свою немощь и начать движение от себя недостойного к такому себе, каким тебя задумал Господь.

Как не даться людоеду на зубок
Человеку нельзя позволять «есть» себя и другим людям. Человек не должен быть объектом для манипуляций. И вообще человек не должен соглашаться с тем, что он объект, с тем, что его используют, с тем, что его унижают, с тем, что его постоянно терроризируют. В этом нет никакого смирения. Надо уметь это пресекать, уходить от этих отношений. Уходить умело, с достоинством, не озлобляясь.

Надо уметь сопротивляться. Это то, что мы, по большому счету, не умеем. Мы сразу впадаем в ненависть, противостояние, злобу, вражду, войну, а вот сопротивляться по-хорошему, по-доброму, с достоинством мы пока не научились. Это очень важная христианская наука.

Что сдержит людоедский порыв?
С вашего позволения, я приведу еще одну цитату из патерика: «Брат пришел к авве Пимену и при некоторых тут бывших хвалил одного брата за то, что он ненавидит зло. «А что значит ненавидеть зло?» — спросил у него авва Пимен. Брат смутился и не нашел, что ответить. Потом встал, поклонился старцу и говорит: «Скажи мне, что есть ненависть к злу?» Старец отвечал: «Ненависть к злу — это если кто возненавидел свои грехи, а ближнего своего почитает праведным».

Людоедству надо сопротивляться. Не впадать в ненависть, противостояние, злобу, вражду, войну, а сопротивляться по-хорошему, по-доброму, с достоинством

Остановиться на пути поедания мира человеку всегда может помочь Евангелие. Когда человек открывает для себя слова Христа, когда начинает по-настоящему искать в Евангелии голос Божий, обращенный к нему лично, когда человек вдруг, совершенно неожиданно для себя, на какой-то евангельской притче или истории, или на каком-то слове Христовом вдруг ощутит, что сердце его сжалось оттого, что эти слова – про него. А все Евангелие – про каждого из нас, просто это надо научиться слышать.

А когда человек отстраненно читает Евангелие, как некое домашнее правило, упражнение в Священном писании, то он не воспринимает Слово Божие как личное обращение. Он может разобрать Евангелие на цитаты, или какие-то понятия перетолковать в удобном для себя контексте.

Перетолковывали слова закона книжники и фарисеи для себя, пытались найти лазейку. Именно законник перед Христом озвучил самое важное, самое главное, что потом стало центром евангельской главной заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всеми мыслями твоими, всеми помышлениями твоими» и ближнего
своего как самого себя». Но тут же спросил: «А кто мой ближний?».

Протоиерей Алексей Уминский.

14 января - Обрезание Господне и память свт. Василия Великого

Великий угодник Божий и Богомудрый учитель Церкви Василий родился от благородных и благочестивых родителей в Каппадокийском городе Кесарии[1], около 330 года, в царствование императора Константина Великого[2].

Подробнее...

Еще статьи...